Харьков

Харьков - история - Песочинские курганы

НовостиФорумКаталог фирмКаталог сайтовГор. справкаИсторияПриродаФото    ПОИСК  

История Харькова

| Донецкое городище | Салтовское городище | Места Курской Битвы | Берминводы | Вокруг Богодухова | Будянский фаянс | Песочинские курганы | Зеленый пояс Харькова | Крестище | Крепости | Купянск | Вдоль Донца | Волчанск-Печенеги | Вокруг Змиева | Изюм | Чугуевские места | Сковородиновка |

Однодневный пешеходный маршрут: Харьков — Люботин — пос. Караван — пгт Коротыч — пгт Песочин — Харьков. Протяженность пути 30 км.

Маршрут проходит по живописной местности, пересеченной многочисленными балками и глубокими оврагами. Начинается он в Харькове. С Южного вокзала электропоездом надо доехать до Люботина. Территория эта была заселена с конца II тысячелетия до нашей эры, что подтверждают обнаруженные в лесу, около первых люботинских прудов, остатки поселений бронзового века.
На левом берегу небольшой речки Люботинки (приток реки Уды) расположено городище скифского времени (местное название — Шейермановское городище). В раннем железном веке здесь находилось неукрепленное поселение, так называемое селище. Берег в этом месте сравнительно ровный, и никаких естественных препятствий около поселения нет. Поэтому древним обитателям пришлось со всех сторон укрепить его земляным валом и рвом. Кроме того, на валу была сооружена деревянная крепостная стена, усиленная засыпкой из глины и песка. Раскопки показали, что городище, существовавшее здесь в VI—III веках до нашей эры, было важным ремесленным центром лесостепной культуры скифской эпохи. Неподалеку от городища, у истоков речки Мерефы, на мысе около первых прудов, находится огромный курганный могильник, насчитывающий более 450 курганов. Археологи установили, что они были насыпаны более двух с половиной тысячелетий тому назад.
Аналогичный археологический комплекс V—III веков до нашей эры (городище, селища и курганный могильник) расположен и на юго-западной окраине Люботина, у поселка Караваи. Занимает он часть узкого мыса у Ржавого оврага (исток реки Мерефы), покрытого лесом. При раскопках обнаружен главный двор городища с жилищем и жертвенником, который был огражден серповидным валом из обожженной докрасна глины. С внутренней стороны к валу примыкал большой зольник. На жертвеннике в древности длительное время горел сильный огонь, отчего поверхность его прокалилась и покрыта толстым слоем золы. При раскопках жертвенника кроме обычных бытовых и хозяйственных вещей, а также культовых предметов особое внимание привлекли глиняные модели зерен различных культур — пшеницы, ржи, ячменя, гороха, проса, чуфы. Все это говорило о том, что на городище Караван обнаружен оригинальный комплекс, связанный с культом огня и земледелия.
Далее следует идти на северо-восток к поселку Коротыч до автотрассы Киев — Харьков — Ростов-на-Дону. За дорогой, на северной окраине поселка, снова курганный могильник V — IV веков до нашей эры. Неподалеку от курганов, на возвышенности, ограниченной рекой Уды и неглубоким оврагом, расположено поселение с отложениями эпохи бронзы и раннего средневековья. От поселка Коротыч путь идет на юго-восток через Рай-Еленовку (здесь находится бальнеологический санаторий с тем же названием) в поселок Песочин. Пройдя еще около километра, близ санатория «Роща» можно увидеть огромный красавец курган десятиметровой высоты, который местное население называет Хомяковой могилой.
С вершины водораздела, где расположен высокий курган, взору открываются бесконечные, уходящие к горизонту поля золотистой пшеницы, зеленые квадраты кукурузы и подсолнечника, геометрические фигуры, образованные лесополосами, оберегающими поля от знойных суховеев. С возвышения можно увидеть в голубой дымке заводы индустриального Харькова, купол Успенского собора, Госпром, университет... Рядом с Хомяковой могилой на близлежащих зольниках встречаются украшенные орнаментом черепки древней посуды, бронзовые наконечники стрел, фрагменты амфор, глиняные пряслица. Но собирать на зольниках и курганах ничего не следует, так как это может привести к уничтожению находок — памятников материальной культуры. Лучше сфотографировать увиденное, а о находках сообщить в Харьковский исторический музей. В музеях страны собраны богатые коллекции находок из древних курганов, по которым археологи восстанавливают картину жизни людей в далекие от нас века.
...Территорию современной Украины населяли различные оседлые (земледельческие) и кочевые (скотоводческие) племена. Наиболее известны среди них — ираноязычные скифы. По сообщениям древнегреческого историка Геродота, скифы пришли в Северное Причерноморье из-за Дона, покорили местные земледельческие племена, жившие в степях между Доном и Дунаем, и образовали большое государственное объединение, известное под названием Скифия.
Территорию, занимаемую Скифией, Геродот определял так: на юге она доходила до побережья Черного и Азовского морей, западная граница — Дунай, восточная — Дон. Согласно сообщениям древнегреческого историка, северная граница проходила где-то в верхнем течении Днестра, Южного Буга, на расстоянии одиннадцати дней плавания вверх от устья Днепра.
Период расцвета Скифии относится к концу V—IV веков до нашей эры, когда скифы создали первое в Восточной Европе государство. Именно этим временем датируются самые знаменитые ныне раскопанные курганы скифских царей — Солоха под Запорожьем, Куль-Оба близ Керчи, Чертомлык и Толстая могила у Никополя и многие другие. Гигантские насыпи, сложные подземные сооружения, требовавшие огромного труда множества людей, найденные в них несметные сокровища позволяют с полным правом сравнивать эти курганы с пирамидами Древнего Египта.
Волнующей была судьба этого воинственного кочевого народа, весьма значителен их вклад в сокровищницу мировой культуры. Являясь посредником в распространении греческой культуры, скифы сами создали высокую для того времени культуру, влияние которой сказалось на огромных пространствах Азии и Восточной Европы. Долгое время скифов рассматривали в качестве одного из возможных предков восточных славян, однако ни один из современных народов не является их прямым наследником. Более двух тысячелетий тому назад скифы исчезли с исторической арены, но оставленные ими памятники продолжают волновать археологов и историков, искусствоведов и антропологов, всех, кто интересуется далеким прошлым нашей Родины. История скифов, их культура представляют огромный интерес, изучается как в нашей стране, так и за рубежом. В последние годы выставки с сокровищами скифских курганов экспонировались во многих странах, неизменно вызывая восхищение и изумление сотен тысяч людей.
Появление на исторической арене скифов, которые в течение пятисот лет господствовали в Северном Причерноморье, совпало с распространением железа, сменившего в качестве основного металла более дорогую и трудоемкую в обработке бронзу (на территории нашей страны железо появилось в конце II — начале I ты-сячетелетия до новой эры).
Применение первых орудий труда из железа произвело настоящую революцию в жизни древних племен. Железо сделало возможным полеводство на более крупных площадях, расчистку под пашню широких лесных пространств; оно дало ремесленнику орудия труда такой твердости и остроты, которым не мог противостоять ни один камень, ни один из других известных тогда металлов.
В раннем железном веке у племен, живших на территории Харьковщины, как и в более ранние времена, существовал обряд погребения в курганах, которые обычно располагались неподалеку от древних поселений, образуя значительные по размерам курганные могильники. Например, вблизи древнего поселения у села Городище Валковского района насчитывается много насыпей, наибольшие из которых имеют высоту до трех метров. Курганный могильник скифской эпохи у села Большая Гомолыпа Готвальдовского района включает свыше 700 курганов, отдельные из них достигают семи-восьми метров в высоту. При раскопках курганов раннего железного века отмечено большое число ограбленных могил, причем в большинстве случаев ограбление курганов производилось еще в далекой древности. Грабители нередко были очевидцами погребения, точно знали устройство и местонахождение погребального сооружения, без особого труда проделывали подкоп от подошвы кургана к гробницам и уносили с собой золотые и серебряные украшения, дорогое оружие, сосуды из драгоценных металлов...
Не избежали ограбления и курганы, находившиеся на месте строительства птицефабрики совхоза «Богодуховский» у села Протопоповка Дергачевского района. Здесь в девяти раскопаных летом 1976 года курганах скифского времени находились ограбленные еще в древности погребения. Любопытно, что ни в одном из погребальных сооружений почему-то не было черепа. Можно предположить одно из двух: или здесь были похоронены погибшие воины-скифы с отрубленной головой, или же это дело рук грабителей, которые, проникнув в могилу, вместе с ценностями вынесли и черепа. С какой же целью это делалось? Ключ к разгадке можно найти у древнегреческого историка Геродота. В своей «Истории в девяти книгах» он приводит интересный обычай скифов: «С головами врагов они поступают так. Сначала отпиливают черепа до бровей и вычищают. Бедняк обтягивает череп только снаружи сыромятной воловьей кожей и в таком виде пользуется им. Богатые же люди сперва обтягивают череп снаружи сыромятной кожей, а затем еще покрывают внутри позолотой и употребляют вместо чаши. Так скифы поступают даже с черепами своих родственников (если поссорятся с ними и когда перед судом царя один одержит верх над другим). При посещении гостей хозяин выставляет такие черепа и напоминает гостям, что эти родственники были его врагами и он их одолел». Видимо, у местных скифских племен существовал обычай, описанный отцом истории Геродотом, и этим можно объяснить отсутствие черепов во всех девяти раскопанных курганах.
...Жители Протопоповки и близлежащих сел, от мала до велика с неописуемым интересом наблюдали за работой археологов. Еще бы: в одном из курганов зачищали тайник, засыпанный черноземом вперемешку с глиной. Сверху тайник был замаскирован большим амфоровидным сосудом с плоским дном, а грунт вдоль стенки идеально утрамбован. Однако это не помешало грабителям вычистить почти все содержимое тайника; вероятно, они знали его приблизительное расположение и в поисках сокровищ изрядно исковыряли дно могилы. Остались нетронутыми в тайнике лишь принадлежности конской узды: бронзовые псалии, железные удила, большая бронзовая подвеска-лунница, под-пружное кольцо, бронзовые конусовидные ворворки с остатками кожаных узлов, около трех десятков бронзовых бляшек. Наиболее интересными находками, лежавшими в тайнике, были две бронзовые бляхи в виде кисти человеческой руки, причем обе руки — левые, к тому же шестипалые. Видимо, этим подчеркнуто их магическое значение. На дне тайника находились две ажурные бронзовые бляхи с изображением свернувшегося в кольцо зверя, выполненные в так называемом скифском зверином стиле.
Желающие заглянуть в глубину тысячелетий и хотя бы краем глаза увидеть древнее золото, толпились возле самой кромки раскапываемого кургана у поселка Коротыч Харьковского района. С раннего утра и до позднего вечера слышались вопросы:
— Из какого металла изготовлен меч?
— Когда был насыпан этот курган?
— Что находилось в глиняном горшке?
— Для чего в погребальном сооружении вырыты канавки и ямки?
— Почему именно здесь совершено погребение?
— Какое высшее учебное заведение готовит археологов?
Подобным вопросам не было конца. Они свидетельствовали об интересе людей к истории своего края. Тут же у раскопа кто-то из старожилов Коротыча рассказывал, что курганы будто бы были насыпаны шапками еще в давние времена, а в одной из семи земляных насыпей турки оставили бочку с золотом и серебряными монетами. Подобные легенды существуют о многих курганах, и археологи лишь посмеиваются над такой наивностью.
А вот второй рассказ наблюдательного жителя Коротыча вызвал повышенный интерес: в одной из курганных насыпей находятся взрывчатые вещества и снаряды, сброшенные местными жителями в глубокую яму на кургане сразу же после освобождения Харькова от фашистских захватчиков. Поэтому раскопки пришлось начинать не с обычной съемки общего плана могильника и нивелировки насыпей, а, отложив лопаты и приборы в сторону, браться за миноискатель...
Когда сняли насыпь, почти по всей подкурганной поверхности показался толстый слой истлевшего дерева. В центральной части, над погребальным сооружением, дерево совершенно отсутствовало — это один из признаков ограбления кургана. Но еще теплилась надежда: может быть деревянное перекрытие провалилось на дно склепа? Но все сомнения развеялись после того, как на глубине около трех метров была найдена медная монета «деыга», чеканенная в 1753 году. Стало ясно, что курган грабили не ранее середины XVIII века.
В большом деревянном склепе размерами 4X4 метра были похоронены два воина, останки которых оказались разбросанными по всей площади ямы. Нетронутыми остались 140 бронзовых наконечников стрел, лежавших в истлевшем колчане. Еще один наконечник находился между позвонками погребенного. Не он ли явился причиной гибели воина? Грабители и время пощадили старательно изготовленные наконечники, которые и сегодня не утратили своего блеска. Они были отлиты из трех наиболее распространенных в скифский период типов сплавов: оловянисто-свинцовистой и оло-вянистой бронзы, а также из металлургически чистой меди. Кроме того, в сплаве многих наконечников в незначительном количестве находились серебро и золото. Вот в чем секрет прекрасной сохранности наконечников.
Рядом с колчаном лежали два копья с длинными, до 40 сантиметров, наконечниками и железными оббивками на концах древков. Возле тайника, вырытого глубже дна ямы почти на полметра вдоль восточной стенки склепа, находились разбросанные принадлежности конской сбруи. Сам тайник был пуст. На глубине 3,5 метра появились кости крупного животного. Радости археологов не было предела, когда выяснилось, что это — жертвенный конь: ведь на территории лесостепного левобережья открыть гробницу скифского воина в сопровождении коня удаётся очень редко.
Погребальный обряд и найденный в склепе инвентарь позволяют определить, что курган был насыпан еще в первой половине IV века до нашей эры.
Исследование каждого нового древнего памятника — всегда большое и важное событие. Важное вдвойне, если изучается скифский памятник. Мы уже знаем, что скифы населяли степные просторы современной территории Украины. Лесостепь была занята оседлыми земледельческо-скотоводческими племенами. По свидетельству Геродота и археологов, в бассейне Северского Донца таким племенем были меланхлены, что в переводе с древнегреческого означает «люди в черных одеждах».
Приступая к раскопкам кургана, даже высокого, археолог еще не знает, что его ожидает: какого времени этот курган, сколько в нем будет погребений — одно, над которым насыпан курган, или в уже существующую насыпь в разное время совершены еще погребения и произведены очередные подсыпки. В неизвестности находились археологи и тогда, когда приступали к исследованию курганов близ поселка Песочин Харьковского района, выделяющихся внушительными (до семи — девяти метров в высоту) размерами. Не так уж много осталось на Харьковщине таких курганов-великанов.
Но надо заметить, что археологам уже было известно, что здесь, на берегу ныне пересохшей речки Лучки, в древности жили люди. Об этом сообщило обнаруженное двухслойное поселение с материалами скифского времени (V—IV века до новой эры) и Черняховской культуры (II—IV века новой эры). Прямо на вспаханном поле были найдены обломки глиняной посуды, железные черешковые ножи, множество глиняных пряслиц от ткацких станков, несколько бронзовых иа-коиочшшов стрел, маленьких культовых сосудиков и разнообразных настовых бусин. Л самому юному участнику экспедиции удалось найти серебряную монету римского императора Коммода. Зная, что племена черпяловской культуры своих покойников сжигали и курганов никогда не насыпали, можно было не сомневаться: Песочипские курганы принадлежали лесостепным земледельческо-скотоводческим племенам — меланхленам.
Фантазия археологов-исследователей разыгралась. А вдруг в одном из больших курганов в урочище Саввина гора находится огромный бронзовый котел, о котором два с половиной тысячелетия тому назад, сообщая о многочисленности скифского войска, Геродот писал: «Однажды их царь по имени Ариант, желая узнать число своих воинов, приказал каждому скифу принести по одному наконечнику стрелы... Таким образом было собрано огромное количество наконечников, и царь отдал распоряжение соорудить себе из них памятник — отлить из наконечников медный сосуд... Медный сосуд в Скифии свободно вмещает 600 амфор, а толщина этого медного сосуда — 6 пальцев».
Вспомнилась и легенда, в которой рассказывается о том, что еще в очень давние времена одинокий всадник, проезжая на лошади через курган, провалился в глубокое подземелье, где находилось бесчисленное множество горшков с драгоценностями. Старожилы Песочина показали то место, где якобы были найдены горшки с золотыми украшениями и монетами. При осмотре местности оказалось, что здесь находятся так называемые зольники, которые обычно встречаются на поселениях раннего железного века. Они представляют собой невысокие холмики, насыщенные различными хозяйственными остатками, главным образом очажными выбросами. В насыпях зольников в большом количестве можно найти фрагменты глиняной посуды, пришедшие в негодность выброшенные вещи, кости животных, куски обожженной глины, золу с примесью древесных угольков (отсюда и название — зольники). Вряд ли здесь могли быть сокровища, о которых рассказывает легенда.
Вот тогда-то и привлекли внимание археологов внушительным видом расположенные рядом многочисленные курганы: на сравнительно небольшом участке поля их оказалось свыше сорока. Перед началом раскопок был составлен план Песочинского курганного могильника, проведена нивелировка всех насыпей, каждому кургану присвоен свой порядковый номер. (Самому большому — Хомяковой могиле достался номер 13). И вот началась трудная,кропотливая, но вместе с тем захватывающая работа по изучению древнего памятника.
...Жаркое июньское солнце поднялось из-за поросшего мелким кустарником кургана и осветило палаточный городок археологов. Его обитателей в это время уже не было на месте. Прихватив с собой лопаты, планшеты, разные приборы, фото- и киноаппаратуру, отряд оставил свое палаточное жилище и отправился на величественный курган, возвышавшийся над разноцветным ковром васильков и ромашек. Изнурительный ручной труд взяли на себя машины. Пласт за пластом снимали мощные бульдозеры насыпь кургана. В центре ее осталась неширокая полоска земли — так называемая стратиграфическая бровка. Она необходима для того, чтобы по ее тщательно зачищенным профилям можно было проследить порядок залегания слоев в насыпи. Бровка покажет опытному археологу, во сколько приемов сооружалась насыпь, какие конструктивные особенности имеет курган, как он насыпался; с помощью бровки можно узнать расположение отдельных погребений. Так по бровке археологи читают «книгу» земли.
После землеройных машин пришлось вручную перебросать лопатами и просеять тонны земли, чтобы заставить насыпи «заговорить» языком вещей, рассказать о жизни древних обитателей нашего края. Наконец, в черноземной бровке появилась прослойка глины — один из признаков наличия погребения. Эта глина — выброс материковой почвы из могильной ямы. Чаще всего глиняный выброс лежит на уровне древнего горизонта. На этом уровне проводится особенно тщательная зачистка, так как здесь могут быть следы погребальной тризпы. С этого момента бульдозер переезжает на следующий курган, а здесь в основном применяется уже ручной труд с использованием лопат, саперных лопаток, совков, ножей, скальпелей, щеток. Постепенно удалив землю и глину из погребального сооружения, все более убеждаемся в том, что в этом кургане — какое счастье! — грабителей не было: следы грабительского колодца в насыпи не прослеживались, стенки ямы подкопом нигде не нарушены.
Можно представить неописуемую радость и ликование археологов, когда под пятиметровой насыпью кургана открылось погребение богатого скифского воина. Хорошая сохранность гробницы позволила полностью воспроизвести весь обряд погребения. Прежде чем опустить в могилу погибшего воина, на дно ямы были положены 38 стрел с бронзовыми наконечниками. Вдоль восточной стенки брошено копье с железным наконечником листовидной формы. Параллельно копью находились два наконечника дротиков. Древки от копья и дротиков не сохранились, одпако по расположению втоков (задников) удалось определить, что их длина была не менее полутора метров. В средней части ямы были найдены кости ног молодого быка, оставленные в качестве жертвенной пищи. Рядом стоял кувшин, а возле него по самую костяную рукоять был воткнут в глину железный нож. Знатный скифский воин покоился на щите, изготовленном из множества железных пластинок прямоугольной формы, нашитых на толстую холщовую ткань. Об этом говорили отверстия в верхней и нижней частях пластинок, сделанные пробойником. Через отверстия железо навешивалось на ткань, натянутую на деревянную основу. На кожаном боевом поясе, украшенном набором бронзовых пластин, подвешивался колчан со стрелами. Кожаный колчан и древки стрел почти полностью истлели, а бронзовые трехгранные наконечники (175 штук) прекрасно сохранились. Даже трудно поверить, что отлиты они древним мастером почти две с половиной тысячи лет тому назад!
Украшениям воина могла бы позавидовать любая модница: на фалангах средних пальцев обеих рук были надеты перстни с круглым щитком из высокопробного серебра, плакированного золотом. Возле шейного позвонка сверкала электровая (сплав золота и серебра) серьга, состоявшая из кольца, нашитого на светло-голубой кожаный кружок диаметром до шести сантиметров в виде лепестка ромашки. На шее воина-скифа играла в проникающих в погребальную камеру солнечных лучах золотая гривна. О знатности воина свидетельствовала и конструкция погребального сооружения—яма глубиной более двух метров, размерами 4X3 метра, в центре и вдоль стенок которой были закопаны столбы, поддерживавшие перекрытие над могилой и связывавшие деревянную облицовку стен.
Интересным оказался курган № 7. Почти два с половиной тысячелетия простоял этот красавец. Во многих легендах рассказывается, что курганы насыпались шапками. Этот курган «рассказал» археологам, из чего была сооружена его насыпь: в зачищенной бровке довольно четко прослеживались следы больших кусков дерна, срезанных в его окрестностях. Многое пришлось увидеть и пережить ему на своем продолжительном веку. Несколько раз побывали на кургане кладоискатели, оставившие после себя глубокие заплывшие траншеи и ямы. В последний раз современные «искатели приключений», словно шрамами, обезобразили насыпь незадолго до приезда археологической экспедиции. Вряд ли могли найти невежественные искатели что-либо желаемое в большом кургане, а вот урон науке такие «изыскания» нанесли непоправимый. ...Зорко следят за работой бульдозера археологи. Проходят томительные минуты, часы, дни. Наконец,— первые находки! При сооружении насыпи кто-то бросил разбитую на части массивную каменную плиту овальной формы, служившую жертвенником. Это далеко не единственный случай, когда в насыпи кургана или в погребальном сооружении встречаются разбитые кувшины, согнутые ножи, разломанные на куски принадлежности конской сбруи. Над этим еще исследователям придется поразмыслить. А пока все внимание — на бульдозер. Снята трехметровая толща чернозема. Далее — насыпь кургана, сделанная из обожженного грунта. Толщина обожженной почвы в центральной части насыпи достигала двух метров. Видимо, при совершении погребального обряда на месте будущего кургана было сооружено огромное кострище, пылавшее продолжительное время.
На ypовне древнего горизонта, то есть на слое земли, по которому более двух тысячелетий тому назад ходили создатели кургана, в большом количестве лежали кости жертвенных животных, обломки глиняных горшков и амфор — остатки поминальной тризны. Здесь же, в небольшой яме прямоугольной формы, углубленной в материковую глину, находились кости передних ног пошади, а также принадлежности конской узды и украшения; железный псалий и подпружное кольцо, две бронзовые ворворки, бронзовая нащечная бляха в виде «петушка» и бронзовый паносник с изображением головы хищной птицы. После того, как была снята вся насыпь и удалена контрольная бровка, на фоне обожженной докрасна глины обнажилась черная полоса, вытянувшаяся в длину более чем на 15 метров. В центральной части кургана эта полоса соединялась с большим (8X4 метра) темным пятном. Как выяснилось, это был грабительский ход в виде норы, примыкавший к гробнице.
При зачистке дна в северо-западном углу гробницы обнаружили скопление человеческих костей, испытавших действие сильного огня. Здесь же были найдены золотая трубка-пронизь, четыре бронзовых наконечника стрел и золотая бляшка-нашивка.
Тщательное изучение стратиграфии насыпи показало, что могильная яма была выкопана после того, как на древнем горизонте сгорело большое кострище. После совершения обряда погребальное сооружение было предано огню и насыпан курган высотой до трех метров. Затем вторично устраивалось огромное кострище и курган был досыпан до семиметровой высоты. Пышный и торжественный обряд сожжения умершего скифа вместе с погребальным реквизитом, доступный только лицам богатым и знатным, продолжал бытовать на протяжении всего скифского времени. ...Воскресенье, 23 июля. Этот день надолго запомнился всем участникам скифско-сарматской археологической экспедиции, приступившей к раскопкам очередного, восьмого по счету кургана, уступающего по размерам только Хомяковой могиле. Начало не обещало ничего особенного: курган еще в древности несколько раз был ограблен, о чем свидетельствовали многочисленные рытвины и заплывшая грунтом в центре кургана яма диаметром до 11 метров и глубиной более двух метров. Этот курган также был сложен из больших плиток дерна.
При осмотре центральной бровки выяснилось, что насыпь была совершена в два приема. А раз так, значит, кроме основного захоронения, должно быть, как минимум, еще одно, связанное со второй подсыпкой. В насыпи обнаружили несколько находок. В восточной траншее на глубине до полутора метров найден в обломках жертвенник из белого слоистого песчаника. Здесь же лежали зубы медведя, а также нижняя челюсть и зубы лошади. Глубже встречались мелко разбитые фрагменты амфор и кости жертвенных животных. Как и следовало ожидать, центральная гробница этого кургана, к сожалению, оказалась почти полностью ограбленной. С удвоенным вниманием шел поиск второй гробницы. Вот на глубине более трех метров показались остатки перегнивших дубовых бревен. Здесь из-за обилия истлевшей древесины чернозем особенно рыхлый и сыпучий. Судя по остаткам древесного тлена и расположению сохранившихся бревен перекрытия, сверху в могилу никто не проникал. Однако радоваться рано, ведь грабители могли вырыть свой ход от основы кургана и проникнуть в погребальную камеру через пробитую дыру в одной из ее стен. Так и есть — курганная насыпь здесь изрыта траншеями и подкопами. Но к неописуемому ликованию археологов гробница оказалась абсолютно нетронутой, и все в ней осталось в том положении, в каком было в момент захоронения — почти две с половиной тысячи лет тому назад.

Какие же тайны так долго хранил этот курган? Погребальное сооружение представлено ямой столбовой конструкции с деревянным перекрытием и стенками, выложенными из дубовых бревен. По углам ямы — четыре столба, которые связывали бревна и поддерживали перекрытие. Погребальную камеру перекрывали дубовые бревна, часть из которых провалилась на дно ямы. Идеально ровное дно местами было посыпано пеплом и древесными угольками. Поразил своей пышностью и богатством наряд погребенных. Знатная девушка-скифяпка, положенная вдоль западной стены гробницы головой к югу, была одета в платье, расшитое золотыми бляшками с изображением головы скифа. С обеих сторон ее головы находились не имеющие себе подобных золотые серьги в виде кольца с подвеской из голубого египетского фаянса со стилизованным изображением животных. Голову покойной украшал парадный убор, все золотые пластины и бляшки которого располагались выше черепа. Верхняя часть головного убора состояла из дугообразно согнутых золотых пластинок, на которых были подвешены 50 золотых желудевпадных подвесок. Маленькие отверстия по краям пластинок давали возможность надежно укрепить их, надвинув па выступающий бортик головного убора. Ниже окантовки располагалась большая золотая пластина длиной 39 сантиметров, покрытая растительным орнаментом. Эта пластина украшала лицевую сторону убора, а по бокам были нашиты золотые пластины с изображением змееногой богини Аппи, дракона и хищных птиц, терзающих зайца. Здесь же вперемешку лежали золотые пластины, изображавшие скачущих на лошадях всадников. Самое нижнее положение занимали большие золотые пластины с фигурами вакханок. Одна из них держит короткий меч, другая — тирс и голову овцы. По вырезу для лица на головном уборе располагались полукругом шесть золотых пластин с изображением сфинксов.
Фаланги пальцев скифяпки унизывали золотые перстни: на правой руке три с круглым щитком, на левой — четыре. Низка пастовых бус лежала в головах. Здесь же находился лепной кувшинчик и сосуд для питья — черно-лаковый канфар, на дне которого штампом оттиснута четырехлучевая фигура с пальметками на концах. С наружной стороны дна острием процарапана греческая надпись «пол». Рядом с сосудами лежали массивные железные щипцы с длинными ручками для вытаскивания мяса из котла.
В северо-восточном углу стояла глиняная амфора, раздавленная при падении деревянного перекрытия гробницы. На ее дне оказались остатки окаменевших сгустков темно-коричневого цвета. Анализ показал, что в амфоре хранилось оливковое масло.
Вторая погребенная также принадлежала к знатному роду, о чем свидетельствовали находившиеся возле нее вещи. Ее одежду украшали золотые нашивки-пуговицы, золотые бляшки с изображением оленя с ветвистыми рогами. На одном из пальцев левой руки был золотой перстень. По обе стороны: черепа лежали уникальные золотые серьги с подвесками в виде двуликих женских головок, крепившихся на золотом кольце. Рядом находилось большое бронзовое зеркало. На поверхности зеркала сохранились остатки ткани и узкие полоски кожи, вероятно, от чехла, в котором оно носилось.
У ног погребенных был положен третий покойник. Он лежал в неестественной позе за деревянной перегородкой. Какой-либо погребальный инвентарь отсутствовал. Вне всяких сомнений, это был слуга, который якобы должен сопровождать своих хозяек в потусторонний мир. В целом в этой гробнице было найдено свыше ста изделий из золота. Однако ценность восьмого кургана не только в бесспорно интересных находках. Не менее важно скромное погребение слуги. Значит, в скифском обществе существовало глубокое социальное и имущественное неравенство. Погребение, впущенное в насыпь кургана № 8, по характеру погребального инвентаря и обряда, несомненно, принадлежало богатым скифянкам — представительницам родоплеменной знати очень высокого ранга.
Под аккомпанемент мелкого моросящего дождя шли раскопки кургана № 18, который местные жители называли Саввиной горой. Опасения археологов, возникшие в самом начале работ, подтвердились: и этот курган был основательно «обработан» кладоискателями. В центральной гробнице, кроме стеклянных антропоморфных подвесок и двух золотых бусин, ничего не осталось. Боковой склеп был ограблен еще в древности. Меньше всего интересовали грабителей бронзовые бляшки, красноглиняная красавица амфора с окаменевшими сгустками вина, большой бронзовый котел с остатками жертвенной пищи, чернолаковый капфар, сделанный греческим мастером. Их внимание не привлекло бронзовое зеркало, очень редкой, необычной формы щипцы для вытаскивания мяса из котла. А на ожерелье из позвонков рыбы, железных пронизей и настовых бусин они, видимо, даже не посмотрели. Ожерелье принадлежало насильно умерщвленному слуге, который, как и положено, занимал место у ног своего хозяина за деревянной перегородкой.
Древних грабителей в первую очеродь интересовали драгоценности, щедро оставленные владыке для жизни в потустороннем мире, ибо, как полагали, и на том свете он должен вести свой привычный образ жизни. Вероятно, грабители очень спешили, так как потеряли па дно грабительского хода несколько разнообразных золотых бляшек, рифленые трубки-пронизи и прекрасный золотой медальон с изображением грифона. Железный меч-акииак, два наконечника дротиков, около двух десятков золотых полусферических нашивок-пуговок подчеркивают необычайную пышность погребального ритуала.
Размеры кургана и расположенного в нем внушительного деревянного склепа, а также вещи, утерянные грабителями, говорят о том, что в кургане был похоронен один из крупных представителей скифской родоплемешюй знати.
Всеобщее внимание привлек курган под № 9, который ничем особенным не выделялся. Насыпь средних размеров, плоская вершина много лет тому назад была изрыта ямами и траншеями. Курган находился па поле, поэтому его нижние склоны у основания ежегодно распахивались. Археологи недоумевали, почему вокруг кургана на вспаханной поверхности сплошь и рядом встречаются в большом количестве древесные угольки и куски обожженного дерева? Неужели незадачливые туристы выбрали место на ветрогоне для своего лагеря и так наследили возле кургана? А может быть здесь совершалось захоронение с обрядом сожжения деревянного склепа? Пока только сомнительные предположения. Что-то покажут раскопки.
И чем ближе к материковой поверхности, тем больше попадалось горелого дерева. Почти вся подкурганная площадь была покрыта древесным углем. Вокруг склепа остались следы мощного костра. К северу от могильной ямы шлакованная почва была обожжена на глубину до полуметра. Диаметр всего кострища вокруг погребального сооружения достигал 23 метров, толщина вольного слоя вместе с сгоревшими и обуглившимися стволами возле ямы превышала полметра. Даже трудно представить, насколько огромным был костер. С северной стороны ямы обгоревшие стволы деревьев лежали в несколько рядов под наклоном. Па глубине более метра от уровня поверхности яма была заполнена на 90 процентов золой, древесным углем и обгоревшим деревом. Затем до самого дна шел чернозем с незначительной примесью золы и мелких древесных угольков. Значит, умершего вместе с погребальным реквизитом положили на дно могилы, затем яму наполовину засыпали землей, после чего был произведен обряд сожжения склепа.
По мере того, как подходили к концу земляные работы и начиналась расчистка дна погребальной камеры, археологами овладевало все большее волнение: двадцать пять столетий здесь все было скрыто от человеческого взгляда, и сейчас тебе первому посчастливится прикоснуться к тайнам древней истории. Вот в углу появились бронзовые пластинки от защитного панциря. Остается только сожалеть, что его изрядно потревожили кладоискатели, и не удалось восстановить форму и размеры находки. Под скальпелем вдруг что-то заблестело. Аккуратно зачищается место щеточкой, и спустя несколько томительных минут один за другим появляются бронзовые наконечники стрел. Их — как грибов в лесу! В двух колчанных наборах хранилось более трехсот наконечников. В противоположном углу гробницы фиксируются размеры копья и дротика, здесь же найдены глазчатые пастовые бусины.
Один из археологов, старший научный сотрудник экспедиции Н. Н. Ганага, почувствовав приятную усталость в теле, выпрямился во весь рост, прислонился к стенке, и вдруг его могучий торс начал исчезать и медленно проваливаться за пределы ямы. Его и без того черная густая борода вмиг оказалась усеянной мелкими древесными угольками, сыпавшимися откуда-то сверху, из провала в стене. — Ребята, а ведь здесь что-то есть,— не без волнения в голосе, полном радости и оптимизма, но почти шепотом, сообщает Николай Николаевич.
Воцаряется полнейшая тишина. Тайник? Но почему тогда так высоко от дна! Грабительский ход? Тоже нет: уж очень ровное гладкое дно и маленькие размеры хода. Волнение еще более усилилось, когда скальпель зацепился за что-то твердое и послышался металлический звук. Кисточкой зачищается чрезмерно рыхлая в этом месте земля, и вдруг появляется змеиная головка, а затем, спустя несколько секунд, еще одна...
Оказалось, с южной стороны гробницы в стенке была вырыта специальная ниша, в которой захоронили голову коня. Вместе с ней находились железные удила, в кольца которых вставлены удивительно сохранившиеся бронзовые псалии со змеиными головками. Они-то и были найдены первыми в нише. Здесь же затем обнаружили бронзовые ворворки и миниатюрный бронзовый налобник в виде головки животного с торчащими ушами. Обряд сожжения деревянного склепа археологи отметили в трех курганах Песочинского некрополя, причем это явление в погребальных памятниках бассейна Северского Донца наблюдалось впервые. Кроме того, большой интерес представляет обнаруженная в кургане ниша с черепом коня, так как сопровождающие конские погребения на этой территории еще не встречались.
Скифологам еще предстоит решить целый ряд вопросов. С какой целью и каким путем пришли сюда степные скифы? Как сложились взаимоотношения у местного оседлого населения с воинственными пришельцами? Почему ни в одном из тридцати четырех раскопанных курганов Песочинского некрополя не было найдено ни одного предмета, которым пользовались местные земледельческо-скотоводческие племена? Почему столь разительно отличаются погребальный инвентарь и обряд Песочинских курганов от расположенного неподалеку Люботинского курганного могильника? Обилие проблем и вопросов уже само по себе говорит о значении раскопок близ Песочина.

Можно предположить, что в IV веке до нашей эры скифские кочевые племена, продвигаясь на север, осваивали все новые и новые места, довольно отдаленные от Скифии. Одним из таких мест, облюбованных воинственными кочевниками, была широкая пойма пересыхающей в настоящее время речки Лучки (приток реки Уды), где на вершине водораздела остались следы нескольких неукрепленных поселений и воинский дружинный некрополь.

Раскопки Песочинского курганного некрополя пока не завершены. Еще не исследован самый величественный десятиметровый курган Хомякова могила, выделяются на полях многочисленные пятна распаханных небольших курганов. И кто знает, какие сюрпризы они преподнесут археологам.

| Донецкое городище | Салтовское городище | Места Курской Битвы | Берминводы | Вокруг Богодухова | Будянский фаянс | Песочинские курганы | Зеленый пояс Харькова | Крестище | Крепости | Купянск | Вдоль Донца | Волчанск-Печенеги | Вокруг Змиева | Изюм | Чугуевские места | Сковородиновка |

Справка Харькова

- Контакт
- Наш баннер
- Размещение информации
Портал "Твой любимый Харьков" ® 2007-2016 | Правовая информация